Стареть будем?

24 января 2010 г. |
0caf4d2c_big.jpgЕсть мнение, что человеку не дано изменять естественный ход событий. Правда, иногда мы все же передаем приветы небесной канцелярии в виде клонирования овечек, поворачивания рек вспять и, прости господи, адронного коллайдера. Небесная канцелярия, напротив, никакой активности не проявляет, предпочитает наблюдать, потому что у нее есть единственный, но железный аргумент: «Все равно вы все умрете!». Но и тут кое-кто готов с ней поспорить, обещая продлить жизнь человеческую - по крайней мере, лет на тысячу, а потом и вовсе дойти до продвинутого уровня: бессмертия…

Почему стареет человеческий организм: в силу естественной изнашиваемости или это последовательный биологический процесс, грамотно скоординированный матушкой природой – сказать сложно. Да и практический смысл бессмертия пока мало очевиден. Ввиду отсутствия явления как такового, в массах рождаются вопросы только начального уровня: «Зачем?», «А смысл?», «А скучно не будет?» Так что, пока успехов здесь не наблюдается, ученые предлагают заменять термин «бессмертие» щадящим термином – «активное долголетие». Мол, и в 50, и в 70, и даже в 90 человеку есть чем заняться по жизни, мозг в должной степени активен, мешает только немощь, да болячки разные. А ведь сколько полезного могли бы еще сделать для человечества Эйнштейн, Нобель, Сахаров, Гинзбург или Бехтерева, например, не будь земной их путь прерван тем самым естественным ходом событий?..

Но вернемся к жизни длиной в тысячу лет. Общественности известно, по крайней мере, об одном человеке, который утверждает, что он проживет эту тысячу и предлагает лечить старение просто-просто – как обыкновенную болезнь. Более того, в теории все уже придумано, осталось только применить на практике.

Знакомьтесь – Обри Дэвид Николас Джаспер ди Грей (Aubrey David Nicholas Jasper de Grey) - британский генетик, автор научно-популярной книги «Ending Aging», в которой он рассказывает, как собирается одерживать победу над старением в течение ближайших нескольких десятилетий. Ди Грей является разработчиком концепции SENS - (Strategies for Engineered Negligible Senescence - «Стратегии Управляемого Незначительного Старения»), главным редактором академического журнала «Rejuvenation Research». Обри ди Грей – по-настоящему 24b79609_big.jpgодиозная личность: бородат, худоват, любит стоптанные кроссовки и мятые майки, в них же и выступает перед почтенной публикой, по духу - IT-шник, по призванию – биолог. Ему пока только сорок лет, времени проживать свою тысячу - ого-го сколько, а еще он праву может носить почетное звание самого экстремального ученого планеты.
У ди Грея и биография нехарактерная для ученого. Он получил степень бакалавра (computer science) в Кембридже, долгое время работал в IT, пока не был приглашен в альма матер разрабатывать софт для проекта FlyBase – информационного портала для дрозофилистов. Поворотный момент наступил, когда ему было 26 лет: ди Грей влюбился в девушку-генетика, так его начала интересовать биология. B 1999 г. он написал книгу “Митохондриальная теория старения” и уже в 2000 г. в виде исключения из университетских правил получил PhD в области биологии за абсолютно теоретическую работу. По сути, это уникальный случай: айтишник обратился в биолога, да еще и благодаря такой экзотической причине.

Итак, пока недоказанная гипотеза ди Грея звучит следующим образом: старение можно лечить как болезнь. Как уже было сказано выше, ди Грей смог запустить в Кембридже проект c громким названием Strategies for Engineered Negligible Senescence. Вообще, negligible senescence – «незначительное старение» является зоологическим термином. Уже доказано, что многие животные не страдают от «побочных эффектов» старости и умирают абсолютно здоровыми. Таким образом, цель проекта – не только увеличить продолжительность здоровой жизни, но и устранить причины старения искусственным путем.

SENS выделяет семь таких причин:

уменьшение числа клеток из-за утраты стволовых клеток;
накопление мутаций в ДНК;
митохондрии, испорченные в результате окислительного стресса, неправильно работающие из-за генетических мутаций или повреждений;
клеточное старение, потеря клетками способности входить в апоптоз (программируемая клеточная смерть);
поперечные связи между внеклеточными биополимерами (класс полимеров живых организмов – белки, нуклеиновые кислоты, полисахариды);
накопление мусора внутри и вне клеток.


Для каждой из этих причин в проекте SENS существует собственная программа лечения, и кое-что тут выглядит вполне правдоподобно. Например, естественную «починку» митохондрий предусмотрела сама природа, ей надо просто немного помочь. Митохондрии - единственная часть клетки (кроме самого ядра), имеющая собственную ДНК. В них около тысячи белков, каждый

Всю свою историю человечество объединялось, переживая самые страшные войны и катаклизмы – безусловные беды мира, так почему бы ему сегодня не объединиться в борьбе с еще одной безусловной бедой: старением?

закодирован своим геном, но почти все они находятся в клеточном ядре. В митохондриальной же ДНК закодированы только 13 белков, но и этого вполне достаточно. Команда ди Грея предлагает копировать эти 13 генов и помещать в хромосомы в ядре. Получается, что если митохондриальная ДНК будет повреждена и какой-то из белков не сможет синтезироваться в митохондрии, работать за него уже будет копия. Конечно, в нашем сознании плотно сидит информация о том, что копия никогда не может быть лучше оригинала, но и тут все не просто. Копия-то хромосомная, а гены в хромосомах намного лучше защищены от мутаций, чем гены митохондриальной ДНК, и работают они дольше. Вот вам и пресловутое продление жизни. Дальше – больше.
Клеточный мусор предлагается убирать с помощью… «дворников». Нужно только обеспечить доступ в организм белков, которые бы перерабатывали ненужный мусор. Уже сегодня «уборкой» могут заниматься так называемые «бета-брекеры» (beta-breaker), белки, которые разрушают некоторые виды неправильных отложений в человеческом организме.

Еще? Став ученым, ди Грей сохранил методологию программиста. Вот как, например, в SENS решают проблему накопления в клетках липофусцина. Ученые взяли образцы почвы из древних захоронений, нашли бактерию, разлагающую липофусцин, и из нее выделили нужный фермент. Ди Грей исходил из двух предпосылок: липофусцин флюоресцирует, кладбища не светятся в темноте.
Рупором SENS является журнал Rejuvenation Research, так что, желающие «продолжить осмотр», могут ознакомиться с достижениями ди Грея и его команды непосредственно там, а мы идем дальше.

Финансовая основа SENS – «Фонд Мафусаила» (Methuselah Foundation), основанный опять-таки ди Греем. Фонд существует, благодаря частным пожертвованиям, одним из самых крупных является вклад a4d0453a_big.jpgПитера Тиля (Peter Thiel), основателя компании PayPal – 3,5 млн. долларов (с полным списком можно ознакомиться здесь, из России пожертвование всего лишь в единственном числе). Фонд является учредителем премии «Мышь Мафусаила» (Methuselah Mouse Prize, M-Prize). Призовой фонд премии сейчас приближается к 5 млн. долларов и достанется тому, кто сможет вырастить мышь-супердолгожителя (Longevity Prize) и/или надолго продлить здоровую жизнь мышам среднего возраста (Rejuvenation Prize). Пока дольше всех (1819 дней, в 2,5 раза больше, чем обычно) прожила маленькая мышка с романтическим именем GHR-KO 11C. Эта мышь получает свои лишние три года жизни из-за недостатка гормона роста и IGF-1 (инсулиноподобного фактора роста), по той же причине гораздо дольше живут голодные мухи. Лишнее подтверждение того, что чревоугодие действительно старит, так что, переставайте объедаться на ночь.

Научность идей ди Грея не раз ставилась под сомнение (см., например, обращение 18 ученых в журнале EMBO Reports). Наконец, редакция авторитетного издания MIT Technology Review установила приз в 20000$ для любого профессионального биогеронтолога, который докажет, что идеи ди Грея – мягко говоря, антинаучная ересь. Кстати, приз был спонсирован наполовину редакцией, наполовину – «Фондом Мафусаила». Для оценки работ были приглашены 5 независимых судей. Летом 2006 года стали известны результаты – оппоненты ди Грея не смогли обосновать псевдонаучность концепции SENS, полный приз также никто не выиграл. Однако аргументы противников SENS показались судьям наиболее убедительными (ознакомиться можно здесь). А один из судей примерно так подытожил мнение всей ee906b72_big.jpgкомиссии: «Оппоненты ди Грея не доказали бесперспективность проекта SENS, но и сторонники SENS не привели убедительных аргументов в его пользу». Однако, несмотря на это замечание, произошедшее – большая победа ди Грея.

Сомневаются в теориях ди Грея не только ученые. Сейчас уже сложно представить, как крупные технологические достижения могут улучшить жизнь без того, чтобы лишить людей доли человечности. B самом деле, что естественного в том, чтобы, скажем, общаться в интернете или есть генно-модифицированные продукты? Эта проблема наиболее остро ощущается в современной биологии, потенциально способной служить фундаментом для евгенических исследовательских программ, к которым, конечно, относится и SENS. Многие специалисты считают, что прогресс в этом направлении и вовсе опасен для человечества (см., например, критическую статью Френсиса Фукуямы с грозным названием «The World's Most Dangerous Ideas»).

Ну, а трансгуманист Обри ди Грей по-прежнему остается при своем, верит в победу и в то, что проживет тысячу лет, он не один из тех, а первый из тех, кто считает, что все риски оправданы. Ведь главный трансгуманист планеты убежден, что человек не является последним звеном эволюции, а значит, может совершенствоваться до бесконечности. Цитата: "С тех пор, как мы изобрели огонь и колесо, мы демонстрируем как способность, так и неотъемлемое желание исправить вещи, которые нам не нравятся в себе или в окружающем мире. Мы восстали бы против наиболее существенного из человеческих свойств, если бы решили, что навеки обречены мириться со столь ужасной вещью, как всеобщая дряхлость и немощность. Если изменение мира есть попытка изображать из себя Бога, то это лишь еще одно понимание того, что Бог сотворил нас по образу Своему".

Что у нас

Несколько комментариев представителя Российского трансгуманистического движения, заместителя директора Института биологии старения, Игоря Валентиновича Артюхова – из интервью радио «Свобода».

«Общепринятого определения старения до сих пор нет. Можно сказать, обобщая достаточно много разных определений, что старение - это падение способности организма сопротивляться воздействиям извне, восстанавливаться после повреждений, приводящее к ухудшению качества жизни и к увеличению смертности. Причем это падение, связанное с возрастом».

«У кого-то быстро стареет сердечнососудистая система, у кого-то она до ста лет остается чистой, а стареет что-то другое, например, печень. Старение – это очень индивидуальный процесс, и старение разных людей очень сильно отличается друг от друга».

a919c595_big.jpg«В старении человека нет одного механизма или ключевого момента. Каждая теория старения пытается объяснить этот процесс чем-то одним: накопление химически активных веществ таких, как свободные радикалы в организме или потеря эластичности ткани, или исчерпание ресурсов стволовых клеток, или чем-то еще. Это множество процессов, которые влияют на жизнестойкость организма и таким образом друг друга усиливают, поскольку организм пытается сопротивляться. И это сопротивление с возрастом падает, они все его снижают и, соответственно, взаимоускоряют друг друга».

«Если ученые смогли бы побороть старение, жизнь человека могла бы увеличиться очень сильно. Процесс старения проявляется, если его применить к смертности, в том, что каждые семь-восемь лет смертность удваивается. То есть смертность среди 47-летних в два раза выше, чем среди сорокалетних и так далее. В конце концов, к ста годам срок вымирания становится сравним с одним годом. Соответственно, этот очень быстрый рост вероятности для человека умереть приводит к быстрому сокращению продолжительности жизни. Минимальная смертность приходится на возрастную категорию от 10 до 15 лет. Смертность в этом возрасте естественно разная в разных странах, она даже в одной стране может быть разная в разные периоды. Скажем так, в благополучных странах она составляет не больше, чем один человек на тысячу в год».

«Если посмотреть на явления природы, на некоторых животных, которые живут очень долго, которые выбиваются из общего ряда, то надежда на то, что могут быть найдены некие инструменты по значительному изменению механизмов старения или влияния на механизмы старения, или отключение механизмов старения - есть. В экспериментах на животных значительно удавалось продлевать их жизнь. При экспериментах с маленькими червячками нематодами удавалось продлевать их жизнь в шесть раз! С млекопитающими это пока сделать не удается».

Нобелевка за изучение механизмов старения

Вы наверняка слышали, что в этом году Нобелевская премия по медицине была присуждена троим ученым, занимавшимся исследованиями механизмов старения клеток. Лауреатами стали: Элизабет Блэкберн (Elizabeth H. Blackburn), Кэрол Грейдер (Carol W. Greider) и Джек Шостак (Jack W. Szostak). Нобелевский комитет распространил пресс-релиз, в котором сказано, что ученым удалось решить одну из главных проблем биологии: понять механизм копирования хромосом в процессе размножения клеток, что, в свою очередь, помогает понять механизм их старения. Дело в том, что на концах хромосом существуют т. н. теломеры, деградация или укорачивание которых ведет к старению клеток, следовательно, при размножении клетки не могут скопировать всю информацию полностью, процесс копирования повторяется снова и снова, а клетки перестают делиться. Фермент теломераза, который открыли ученые, препятствует этому процессу.

На самом деле, в российской научной среде до сих пор спорят о целесообразности вручения данной премии иностранным специалистам, приводя в пример давние открытия советских и российских ученых. Однако, чем бы ни кончился этот спор, на сегодня известно одно: открытие этой тройки не только всколыхнуло очередную волну интереса к феномену бессмертия. Сегодня это открытие (или напоминание об открытиях прошлых лет) - т. н. фермент бессмертия клеток – помогает бороться с раком и изучать возможности стволовых клеток.

Что ж, на самом деле, как бы ни называлось то, что нам пока недоступно: активное долголетие, продление жизни, бессмертие – очень хочется верить, что ученым удастся разгадать в ближайшее время эту главную загадку мироздания. Доживем ли мы до того момента, когда одной таблеткой можно будет продлить себе жизнь на годы – неизвестно. Но, может быть, повезет нашим детям или внукам? А, как считаете?

Спасибо q_uadrat за помощь в подготовке этой статьи.

59d4c15b_big.jpg








***
Ведение современного бизнеса невозможно без грузоперевозок. Хорошо, что есть профессионалы, которые возьмут на себя все проблемы с доставкой. Воспользуйтесь услугой грузовые автоперевозки, только так вы будете уверены в том, что не потеряете свое драгоценное время и средства.

наука,  продление жизни,  активное долголетие,  старение,  бессмертие,  Обри ди Грей,  SENS,  «Фонд Мафусаила»,  ДНК,  клетка,  митохондрии,  теломеры,  фермент теломераза

Добавлено: 24 января 2010 г., 20:00
  • Запомнить эту страницу на LiveInternet.ru
Оставить комментарий
Почтовая рассылка Doublex.ru
Подпишитесь на еженедельный дайджест лучших статей и новостей от Doublex.ru!
Теги
Новые публикации
«Химия» и жизнь. Как сохранить качество жизни при химиотерапии

Онкологи Михаил Ласков и Александр Аболмасов рассказывают о том, что происходит в организме во время курса химиотерапии, как справляться с побочными эффектами лечения, и отвечают на самые распространенные вопросы о химиотерапии. Подробнее

Если поставлен онкологический диагноз. Вопросы врачу

Первый визит к онкологу испытание довольно тяжелое. Растерянность и страх мешают сосредоточиться, слишком много «если», незнакомых слов и терминов, которые никак не желают складываться в общую картину. Мы рекомендуем вам составить список своих вопросов врачу перед приемом, а все, что он скажет, подробно записать. Подробнее

Рак молочной железы. Как понять и принять диагноз?

Известие об онкологическом диагнозе бьет наотмашь, сбивает с ног. Человек испытывает эмоции, сравнимые с шоком, вызванным сообщением о серьезной болезни близкого. Только в этот раз он растерян и напуган «за себя», а не «за того парня». Говорят, что существуют техники и способы, которые помогают как бы зафиксировать момент и в подобной стрессовой ситуации держать удар, не паниковать. Все это, конечно, ерунда и неправда. Любой прошедший подтвердит. Момент как раз такой - неожиданный и тяжелый, как кирпич, который падает на голову с большой высоты. Подготовиться невозможно. Но – что, простите, с кирпичом, что с онкодиагнозом - ты можешь работать с последствиями. Это важно понять и максимально быстро отпустить историю «все, скоро умру» и включить историю «буду бороться и выживу». Эксперты издания Medicalnewstoday.com поговорили с онкологами и специалистами по реабилитации о том, как понять и принять онкологический диагноз, в том числе диагноз рак молочной железы. Как не сдаться в самом начале пути, как правильно этот путь пройти и победить – сначала страхи, а затем и (верим) саму болезнь. Подробнее

Рак молочной железы. Что узнали о нем в 2017 году? Часть 1

Изучение биологии рака молочной железы, принципов его распространения и эффективности лекарств - процесс постоянный. В Европе и США над этим работают целые команды исследователей, у нас достаточно серьезных успехов добились ученые из Санкт-Петербурга, Новосибирска и Томска. Каждый месяц исследователи сообщают об очередном «прорыве» и можно говорить, что рак молочной железы – одна из самых прогрессивных областей изучения рака. И это хорошо, поскольку РМЖ занимает первое место среди онкологических диагнозов у женщин, да и в целом считается одним из самых распространенных онкозаболеваний в мире. Что ученым удалось узнать за 2017 год? Подробнее

Жидкая биопсия

Жидкая биопсия (liquid biopsy) – сравнительно новый, минимально инвазивный диагностический метод, основанный на выявлении и анализе молекулярных биомаркеров крови и других биологических жидкостей организма. Считается, что эта методика имеет большой потенциал для понимания природы опухолей и лечения онкологических заболеваний, по сравнению с традиционной биопсией (ткани). Подробнее

наверх