Карма - это ты

18 апреля 2010 г. |
dd509efd_big.jpgПочему-то детство в голове всегда какой-то мозаикой. Переливчатыми разноцветными такими кусочками. Поднимешь глаза чуть выше суетящегося форватера - там оно зеленого летнего цвета и порхает; чуть вбок голову, как бы сомневаясь и оценивая - оно тебе сквозняком и словом обидным; тряхнешь умом чуть энергичнее, а его уже и след простыл - стоит вдалеке, платочком машет.

Примерно с двенадцати и до ста уже не то помнишь, сплошь ровные какие-то геометрические фигуры материализуются: круги там, квадраты, треугольники. Круги чаще всего по воде бывают, треугольником тебе елка каждый новый год отсчитывает, приближая к старости, ну а из квадрата ты все корень какой-то вычисляешь, не понимая, что к финалу он неизвестным числом так и останется.

Марусина мама страшно боялась рожать. С нее все и началось. Проснется ночью, одеяло до подбородка натянет и воет в голос, но про себя, беззвучно, чтобы мужа не разбудить. Он, главное дело, утром веселый такой встает, бодрый и румяный - если конечно накануне все удачно прошло и с пивом не смешивали - рожу умоет, на жену зыркнет и на работу. А матушка пасется голубой тенью на местности, глазами красными пол изучает и тоскует, тоскует. Будешь выть, когда тебе всего восемнадцать, до родительского дома так же далеко, как до собственной старости, а на горизонте маячат сложные психологические курсы замужества: «дальше будет хуже».

Ну, проводит супруга на быт зарабатывать, обед-ужин быстро на плите изобразит, тряпочкой порядок набросает и давай пальцем по оконному стеклу скрипеть, знаки всякие выводить, словно теорему какую доказывает. Только скрипи не скрипи, а жизнь сама за тебя все теоремы напишет, а те, что уже вымучил, докажет в обратную сторону и печать поставит. Жирную такую, фиолетовую.

Мама ходила с печатью «всего боюсь», карма запомнила и потом всю жизнь воспроизводила. Так и выла потом всю жизнь - заноза какая-то в сердце сидела и колола, колола в левый желудочек - так и умерла, растратив на пустое себя нелюбимую.

Конечно же, Маруся с мамой подвывала, лежит себе в животе, палец сосет и интонации всякие пробует на разные лады исполнять. Ну, бывает, пнет, чтобы не очень-то мамаша о себе одной думала. А бывает, и пожалеет горемычную, из женской солидарности - тогда спокойно лежит, смирно, запоминает про жизнь.

Долго ли коротко - пришла пора рождаться. А что, уговаривать не пришлось, потому что цели и задачи появились тут же. Шла Маруся правильно, головкой, и вроде скоренько так, но староперченая акушерка все равно все пятки отдавила - мамане на живот жала, старалась. Как дитятко не расплющило - одному Богу известно. В глаз бабке плюнуть, конечно, не получилось - не те еще были способности, но оглушить ревом удалось так, что долго еще «голосистую» вспоминала. С тех пор так и пошло. Страх - мамашкин, характер - свой. Свой, да какой-то суетливый, а жизнь липкая и в помарках как черновик.

Время шло, организм исправно рос, но на Марусину беду к отвратительному характеру добавилось несовершенство оболочки. Дебелая, сутулая, косолапила, правый глаз чуть в сторону, платок вечно грязный - колом стоит, а подол юбки непременно отпоролся и болтается. Косились, конечно, на нее люди, иные и пальцем у виска подкручивали, кто-то просто отворачивался, смотреть не желал на нескладную. Или к примеру, одноклассники мимо бегут стадом - обязательно кто-нибудь поджопник выпишет, потом белый след не отмоешь, не отслюнявишь. И вечно все ее стеснялись, то скажет что-то невпопад, то засмеется не к месту, стоит дура дурой, косит, учителя так и говорили: н-е-с-о-о-б-р-а-з-и-т-е-л-ь-н-а-я. Могли, конечно, и пообиднее что-то придумать, но куда уж дальше-то, и так отличная характеристика для посредственности.

Так и жила Маруся, словно в кастрюле какой с крышкой плотно пригнанной. Варилась сама по себе, в собственном тоскливом соку, ну а хмурое неодобрение окружающих было верным спутником ее серых будней.

Институт Марусе запомнился не предметами, а падежами. И вовсе не потому, что выбрала она в качестве альма-матер факультет невест, филологический, где падежи эти и прочие склонения так и витали в воздухе, выделяя курсивом в эфирах небесных предназначение заведения. Просто существование ее в этих предлагаемых обстоятельствах, словно в насмешку, приобрело падежные формы. «Творительным» тут, понятное дело, не пахло - мир не содрогнулся, великих лингвистов и эссесочинителей на его век и так хватало. В основном были «винительный» падеж себя и «дательный» падеж взаймы, не говоря уж о страдательном залоге, в котором некое лицо всегда подвергается действию, даже не упоминаясь. Нужно ли говорить, что лицом этим была Маруся.

Допустим, если вызывали к доске, то сзади обязательно комментировали каждое ее неуклюжее действие, да еще бумажками с верхотуры аудитории закидывали. Некоторые бумажки и со словами были, и самые необидные: «булки убери, словесов не видно». Или нарочно записывали ответственной за экспедицию в какую-нибудь тьму-таракань, назначая главной среди таких же ботаников, собирающих по разваленным деревенькам пословицы и поговорки для занятий по РУНТу. Та еще скоморошья тусовка интеллектуалов...

Всяко, в общем, развлекались, насмешничая над одеждой нелепой, речью нескладной, неумением курить взатяг - так чтобы по-современному; излишним пиитетом к преподавателю старославянского языка и восьмой пересдачей экзамена по языкознанию; отсутствием модных финских перчаток и американских сигарет - предметов гордости и непременных атрибутов благополучия одногруппниц. Их отцы – то дипломаты, то атташе, то загранкомандировочные. А Марусин папандер канул в реку забвения раненько, словно не было его: колбасой краковской отравился - дурота дуротой в общем.

Справедливости ради, нужно еще раз напомнить, что кроме Маруси ботанических индивидов на факультете хватало, и были они в массе своей хоть и совсем разные, но все как один не от мира сего, инопланетяне. Однако именно из таких экземпляров потом и получались имеющие вес в обществе завлитки, завзамглавреды многотиражных изданий и просто приживалки при тихо отходящих в забвение писателях и поэтессах. Упертые потому что. Крутились-вертелись-пристраивались, ковыряли жизненный чернозем ногтями в поисках лучшей доли. Марусе и здесь не везло.

Послеинститутское свое существование влачила она в учебной части технического ВУЗа, одинаково отвратительно разбираясь как в предметах обучения, так и в личностях обучающихся. Многого от нее, правда, и не требовали: знай подшивай личные дела в папки, да выдавай ведомости. Однако и тут Маруся умудрялась напутать так, что потом всей экзаменационной комиссией разбирались. Ну и шпыняли, шипели за спиной само собой. Кончилось тем, что ушла она из заведения и стала шапки шить, прикармливая на эту насчастную трудовую копейку алкоголика Василия, который обретался рядом из жалости к ней и любви к ее скромным заработкам. Хорошо, если бы при этом еще и интимный вопрос был бы проработан - дык нет же, так жили, как брат с сестрой, соседи по коммуналке. Ни хорошо, ни плохо жили - ровно, потому что бил он ее хоть и вдумчиво, но очень редко, подход имел.

Вообще об отношениях Маруси с противоположным полом и сказать-то толком нечего. Ну, ходил один, лет двадцать пять ей было. Сотрудник научный. Придет, гвоздичку чахлую принесет и молчит, мнется в прихожей. Стоит, точно петух гамбургский, - штаны зеленые, шерстяные, пиджак фиолетовый с отливом, галстук в желтый горох - цветочные узоры на обоях разглядывает. А то, вдруг, возьмет за локоток и про вселенные втирать начинает, а у самого при этом жар в дыхании делается и нос в потных каплях. Маруся от такой жизни опять тосковать стала и даже один раз пошла на преступление - попыталась плечо оголить, да так и застыла. Ухажер у нее на полке осколок метеорита увидел - тот был куплен по случаю, на дешевом базаре, и одно время выполнял роль груза для заквашиваемой капусты, пока марусина тяга к кулинарии на нет не сошла. Ну, то, да се, слово за слово – выяснилось марусино неправильное отношение к камню из неведомой галактики. Такая истерика с ним вышла, что хоть святых вон выноси, пришлось корень валерианы заваривать. В общем, ходил вот такой, да в околонаучное и вышел весь.

Время старости пришло незаметно, а главное быстро. Забвение вообще долго ждать не приходится, только позови - оно тут как тут. Марусины дни стали короткими, а ночи длинными и тревожными. Спалось плохо, все чудилось за кем-то бежит, а он скрывается за поворотом, кого-то ловит, а он, как вода, сквозь пальцы уходит, трогает незнакомца за плечо, а он о землю разбивается, как стеклянный, и ртутными шариками в нее впитывается. Замаялась, в общем, старушка, стала фантазмы всякие придумывать. От тоски все опять. Жизненной. То в город Ташкент соберется, где, сказывают, сахарные дыни на базаре продают; то генеральную уборку в доме затеет, да так, что соседи МЧС вызывать станут; один раз даже с балкона полет затеяла совершать, да совпало так, что музЫки из любимого сериала вступать стали, вернулась. В общем, так и доживала. Последний свой год все к гадалке какой-то в экспедицию собиралась. Так и говорила: поеду, мол, в деревню дальнюю, к тетке древней, она мне мох-траву в ладанке даст, для восстановления душевных сил и физического здоровья, а то вон карма-то совсем дырявая стала. Так и померла с железнодорожным билетом, зажатым в кулаке, так ее и нашли, так и в землю положили...

Я довольно часто на Ваганьковское прихожу, листья сгрести в сторонку, цветочки подправить, памятник протереть. Смотрю на пожелтевшую Марусину фотографию и новости ей всякие пересказываю. Она все больше про культурные мероприятия любила, вот и читаю ей вслух «Афишу», журнал такой. Концерты, спектакли, литературные встречи, поэтические вечера. А отчего не поговорить с хорошим-то человеком. Маруся хорошая же была, просто карма ей досталась своенравная, через то ей в судьбе тоска вышла и всякие лишения. Вот и она, карма, то же самое думает. Вон, вон сидит на памятнике, ножкой болтает. Вы, если рядом ходить станете, осторожней, прошу вас, пристать может, вот просто так, за здорово живешь пропадать станете. А мне что, у меня иммунитет, оттого и не страшно совсем.

творчество,  рассказ,  маруся

Добавлено: 18 апреля 2010 г., 21:37
  • Запомнить эту страницу на LiveInternet.ru

Комментарии

    •   0
      # Zenya
    • Добавлено: 29 апреля 2010 г., 20:31
      Очень тонко написано. Огромное удовольствие прочесть. Похоже на то, как что-то очень вкусное ешь. Берешь кусочек, наслаждаешься, хочется взять следующий, почувствовать и его вкус. Так и здесь предложение за предложением. И жаль, что закончилось.
      • Ответить
        •   0
          # aameli
        • Добавлено: 22 мая 2010 г., 14:00
          ничего, не переживайте. я напишу еще. когда-нибудь :)
          • Ответить
      Оставить комментарий
      Почтовая рассылка Doublex.ru
      Подпишитесь на еженедельный дайджест лучших статей и новостей от Doublex.ru!
      Теги
      Новые публикации
      7 преимуществ дошкольного образования по методике Монтессори

      Только вы, как родитель, можете знать какое дошкольное образование подходит вашему ребенку. Однако прежде чем отдать предпочтение традиционному, изучите все возможности, например, узнайте подробнее о методике Монтессори. Ее эффективность доказана многочисленными исследованиями. Вот 7 преимуществ дошкольного образования по методике Монтессори. Подробнее

      Современный массажный аппарат Icoone

      Дряблая, потерявшая тонус кожа, целлюлит, жировые отложения - предвестники возрастных изменений или последствия неправильного образа жизни... С этими "ветряными мельницами" женщины борются годами с переменным успехом. Однако исправить недостатки внешности можно всего за несколько месяцев, используя достижения аппаратной косметологии. Одним из самых эффективных аппаратов для коррекции лица и фигуры на сегодняшний день считается Icoone от компании Overmed Innovation. Подробнее

      Планка плюс кардио: самая эффективная тренировка для снижения веса и укрепления мышц

      Планка плюс кардио - одна из самых эффективных и коротких тренировок, которая дает потрясающие результаты. Сочетайте планку и "шаг альпиниста", и результаты вас удивят. Подробнее

      Не ложитесь спать, не помирившись - ученые обосновали известную пословицу

      Китайские исследователи выяснили, почему людям сложнее избавиться от травмирующих воспоминаний, если они ложатся спать сразу после ссоры - испытывая злость или подавленное состояние. Подробнее

      Ядра абрикосовых косточек не лечат рак, а опасны для здоровья

      При развитии любого серьезного заболевания очень важно знать все о своем диагнозе и следовать рекомендациям врача. Однако, борясь за жизнь, пациенты с онкологией иногда пренебрегают профессиональной медицинской помощью и надеются вылечиться с помощью средств альтернативной медицины и интернета. Это не просто нерационально, но иногда и смертельно опасно. Так, в последнее время популярна идея лечения рака с помощью природного вещества амигдалина, содержащегося в ядрах (зернах) абрикосовых косточек. Ученые предупреждают: люди, следующие рекомендациям, которые публикуют «медицинские» сайты с сомнительной репутацией, подвергают свою жизнь серьезной опасности. Подробнее

      наверх